Издательство Додо Пресс: издаем что хотим

Вообще всё

Островитянин

Додо Пресс (2018)

ISBN: 978-5-905-40921-9

Томас О'Крихинь

переводчик: Юрий Андрейчук

* Свежеизданное, добываемо, Яндекс и Гугл вам подскажут

Томас О'Крихинь (ирл. Tomás Ó Criomhthain, 1856–1937) — не просто ирландец и, как следствие, островитянин, а островитянин дважды: уроженец острова Большой Бласкет, расположенного примерно в 2 км от деревни Дун Хын на западной оконечности полуострова Дингл (ирл. Daingean) в графстве Керри — самой западной точки Ирландии и Европы. Жизнь на островах Бласкет не менялась столетиями, что бы там ни бурлило в остальной Европе, а люди хранили фольклорные и бытовые традиции, а также консервативный ирландский язык без всяких изменений — и без всяких усилий: они просто так жили. В самом начале XX века, в разгар Ирландского возрождения, один лингвист из Килларни уговорил О'Крихиня составить подробную летопись каждодневного бытия на острове, и О'Крихинь, поотнекивавшись, согласился. То, что в итоге получилось из пяти лет их переписки, стало одним из ключевых документов современной ирландоязычной литературы и ее вдохновением на весь ХХ век, музеем языка и поразительным культурным артефактом.

«Островитянин» (1929) — живая, лукавая, гипнотизирующая повесть о повседневной всамделишной жизни и некоторых приключениях простых и хитрых людей. Флэнн О'Брайен (Майлз на Гапалинь) в обожаемых российским читателем «Поющих Лазаря» (1941) несколько ее демонизировал, но надо понимать, что О'Брайен скорее был против истерики, вокруг книги вспыхнувшей, а про сложные отношения О'Брайена с ирландским Возрождением в его заполошном изводе хорошо известно по едкой журналистике Майлза на Гапалиня. Для нас, сегодняшних не-ирландцев, «Островитянин» — подробный сказ об общине архаических анархистов, живущей «по заветам предков» в не самом удаленном от цивилизации месте, но до него поди доберись еще. Живут эти смекалистые и очень независимые люди трудно — XIX в. в Ирландии очень не задался, — при случае промышляют прибрежным мародерством, никакой дани, налогов и ренты не платят, на английское правительство чхали с пригорка. У них свой Король. Больше того — они самостоятельно ведут международную торговлю — омаров прямо французам продают, рыболовных квот не соблюдают — а они, между прочим, тогда существовали. Недаром автор гордится, что «“домашнее правление” началось на Бласкете». Немудрено, что правительство даже Свободного государства Ирландии и, впоследствии, республики никак не могло смириться с таким стихийно-контрарианским самоуправством и независимостью, и общину в 1953 году ликвидировали под предлогом «трудных условий жизни», причем ликвидировали с таким размахом, что бо́льшая часть потомков живет не в Ирландии, а в Штатах — в «ближайшем к Бласкету приходе». Прав О'Крихинь: «подобных нам не будет уж никогда».


ENG

About the Author

Tomás Ó Criomhthain (anglicised as Tomas O'Crohan or Thomas O'Crohan; 1856–1937) was a native of the Irish-speaking Great Blasket Island 3 kilometres (1.9 mi) off the coast of the Dingle Peninsula in Ireland. He wrote two books, Allagar na h-Inise (Island Cross-Talk) written over the period 1918–23 and published in 1928, and An t-Oileánach (The Islandman), completed in 1923 and published in 1929. Both have been translated into English. The 2012 translation by Garry Bannister and David Sowby is to date the only unabridged version available in English (earlier versions were redacted, being considered too earthy).

About the Russian edition of An t-Oileánach

Russian edition of this perennial classic of the XX century literature in Irish is a long-awaited text intended not only for those closely interested in Irish history and culture, but also for the readers fascinated by the original ways of living, thinking, and relating to life. Tomas O'Crohan being in some way Irish Maxim Gorky sound strangely familiar and poignant to the Russian mind, and this peculiar kinship is also a reason why this text must exit in Russian, and it was absolutely necessary to translate it directly from Irish, so we could preserve all the colorfulness and subtle nuances of the phraseology.